Выставка

об описании,

рисовании,

использовании,

изучении,

принятии,

переопределении

и переприсвоении

художни_цами

своих тел

в стенах

коммунальной галерее Егорка.

Кураторское вступлениеКоммунальная галерея Егорка
00:00 / 01:04

НЕБОЛЬШОЙ ЗАГОЛОВОК

1/4
ПереходМарина Шамова
00:00 / 04:19

НЕБОЛЬШОЙ ЗАГОЛОВОК

Выход из коридора( )
00:00 / 02:02

НЕБОЛЬШОЙ ЗАГОЛОВОК

1/3
Маша АлександроваТелесные приключения
00:00 / 00:35

НЕБОЛЬШОЙ ЗАГОЛОВОК

ВторжениеНастя Жихарцева
00:00 / 02:03

НЕБОЛЬШОЙ ЗАГОЛОВОК

Это текст. Перетащите его в любую часть страницы и кликните дважды, чтобы написать что-то интересное.

НЕБОЛЬШОЙ ЗАГОЛОВОК

1/2
06 Малый зал 3 - ТО Наденька - Глава 17Artist Name
00:00 / 08:10

НЕБОЛЬШОЙ ЗАГОЛОВОК

1/2
photo_2020-11-02_20-42-44.jpg

НЕБОЛЬШОЙ ЗАГОЛОВОК

НЕБОЛЬШОЙ ЗАГОЛОВОК

Божественная матрицаТО Наденька
00:00 / 00:43

Это текст. Перетащите его в любую часть страницы и кликните дважды, чтобы написать что-то интересное.

Это текст. Перетащите его в любую часть страницы и кликните дважды, чтобы написать что-то интересное.

Нормально ли то, чего я хочу?

Или то, что я ничего не хочу?

Все ли девушки испытывают боль в первый раз?

А второй, третий, остальные….

Что такое оргазм, я одна не могу его найти?

Все ли со мной в порядке?

Зачем я это делаю?

Как сказать нет?

Как говорить о том, чего хочешь?

С кем это возможно?

Делает ли это меня шлюхой?

Почему это плохо?

Знакомо ли другим это чувство звездопада?

А эти чувства отвращения и стыда?

Этот страх?

Как это пережить?

Такой и должна быть моя сексуальная жизнь?

НЕБОЛЬШОЙ ЗАГОЛОВОК

1/2
Переход на кухню( )
00:00 / 01:05

НЕБОЛЬШОЙ ЗАГОЛОВОК

ShrammeГаля Сянда Яптик
00:00 / 01:39

НЕБОЛЬШОЙ ЗАГОЛОВОК

НЕБОЛЬШОЙ ЗАГОЛОВОК

photo_2020-11-02_20-42-29.jpg
Love myselfГаля Сянда Яптик
00:00 / 11:02

Однажды в Берлине мы с друзьями случайно попали на вечеринку для обнаженных людей, когда пришли в клуб встретиться со знакомыми. Мы так удивились, что тусовались только на танцполе. Мне было неловко от случайных прикосновений в душном зале, и я представляла, что это корпоратив для тех, кто работает голым - ню-моделей, стриптизеров, проституток, порноактеров. Нагота здесь будто не была настоящей, многие презентовали себя, как могли: ремни, цепи, накидки. Даже подкачанные тела и бицепсы выглядели, как игра в одежду или броня, чтобы спрятать неуверенность в себе.

Когда-то я позировала обнаженной в Академии художеств, и там моё тело становилось отчужденным, будто им просто пользуются. Поэтому было любопытно пережить тот опыт в клубе. Как снова оказаться в Академии, только наоборот. «Тело» здесь не я, а люди вокруг.

Примерно год назад мне очень захотелось почувствовать, что я существую. Я снимала на камеру, как совершаю с собой простые действия, и задавалась вопросами: “Что я пытаюсь испытать? Чего или кого хочу? Нужен ли мне кто-то другой? И если не нужен, то как жить с собой: возможно ли любить себя? Ведь отношения подразумевают, что вас двое: хотя бы один реальный и другой воображаемый. Но может ли быть двое тебя самого? И если их двое, то кто из них я?”

Как-то я увидела статью, начинающуюся так: “Она красива, как женщина, у которой много любовников”. Вроде бы ничего такого, но меня насторожило, что красота объясняется присутствием других людей. Будто ощущаешь себя желанной, только когда это подтвердили извне.

 А что насчет секса с собой? Мастурбировать - это любить себя? Я начала онанировать, когда мне было пять лет. Много позже я узнала, что это нормально. Но тогда мне казалось, что я преступница. Помню, как лет в восемь прочла, что от секса беременеют, и начала переживать, что у меня из-за мастурбации скоро появится ребенок. Но ничего не происходило - живот не рос, поэтому я успокоилась. Мы с подружками часто брали тайком у родителей кассеты со “взрослыми” фильмами. Первая увиденная нами порнография была низкосортным видео с мужчиной, двумя кричащими женщинами, пластиковыми ногами и трехлитровыми банками. До сих пор не понимаю, что это было.

В то время я фантазировала о сексе, где могла быть кем угодно: парнем, животным, фантастическим существом или персонажем мультфильма. Вспоминаю и думаю: вот она гендерная и межвидовая флюидность, апофеоз квирности. Потом, уже взрослой, я наталкивалась на какие-то безумные порнофильмы, которые могли бы иллюстрировать мои детские фантазии. Мне интересно, почему такое порно существует. Создатели этого кино инфантильны или хотят быть детьми? А может им хочется переступить границы дозволенного? Для меня это даже превратилось в хобби: придумать, кто мог бы странно смотреться в порно, и поискать, что существует по этому запросу.

Однако, у меня не было партнеров до 25 лет и половые отношения особо не интересовали. И однажды я поняла, как мало разбираюсь в этом. Оказалось, что секс - это не только секс, а гендерные роли и мироощущение, безопасность и насилие, власть и привилегии, красота и нормативность.

Как-то раз философ Оксана Тимофеева на своей лекции высказала мысль о том, что сексуальное желание - это стремление к глобальной трансформации. Мне стало легче от такого определения, потому что оно учитывает разнообразие влечений, не принуждая ни к чему, не объясняя его чем-то вроде “биологии” или “химии”. Потом я слушала другие ее лекции, где мне понравились рассуждения о том, почему общество

может сопротивляться неопределенности гендерных ролей. Обычно есть страх: “А что будет, если все станут одинаковыми?” Но гендерное разнообразие в сексе - это о наслаждении, в котором никто не главнее и не воспринимает другого, как объект.

“Равноценные” не означает “одинаковые”. Но государству необходимо показывать, что нормален только один гендерный сценарий, чтобы властный порядок не менялся.

Ведь если секс не мыслится как отношения власти, он нарушает иерархию и кажется угрозой, потому что подрывает существующий порядок.

Я думала об этом и удовольствиях, которые служат только радости: ненормативных,

мимолетных, эгоистичных. Где нет ролей, и никто не доминирует.

Думала и записала признание в любви, напоминающее о том, чего я хотела. Оно и для любимых, и для тех двоих во мне, которые тоже я. Ведь одно из них наверняка больше является мною. Вдруг оно в тяжелые времена, найдет в себе силы, чтобы сказать мне: 

Люблю не твой ум, не твое тело, не счастье и не грусть, которые могу чувствовать в связи с тобой. Люблю твое присутствие в мире, твои руки, ноги и глаза, которые открываются, чтобы посмотреть на новый день. Люблю смотреть на тебя, но кажется, в этом есть нечто, распаляющее зависимость и оставляющее тебя в моем воображении. Поэтому хочу освободить тебя от моего взгляда.

Люблю, всё то, что иногда ненавижу.

Люблю - и пока это есть, просто хочу этим наслаждаться.

Любить себя - любить тебя.

НЕБОЛЬШОЙ ЗАГОЛОВОК

ПЕРЕХОД В КОМНАТУ АНИ ПО КОРИДОРУ( )
00:00 / 01:17

НЕБОЛЬШОЙ ЗАГОЛОВОК

ПАТАнна Белоусова
00:00 / 05:24

Перформанс-диверсия была осуществлена в Санкт-Петербургском институте им. И.Е. Репина.

В течение четырех месяцев одна из художниц, Аня Белоусова, позировала обнаженная студентам Академии. Всё это время на её теле были написаны слова - термины современного искусства, не произносимые в стенах Академии Художеств. В итоге каждого позирования на странице группы пост-академическая травма появлялась фотодокументация и статья, объясняющая студентам данный термин и его значение для художественной практики авторок.

 

В основе этого проекта лежит личная история художниц.

Аня получила традиционное художественное образование в Академии Художеств. После выпуска она обнаружила, что выученный язык рисования всего лишь средство для высказывания и сам по себе ценности не несет. Катя училась в Смольном университете, она – куратор Современного Искусства. Примерно сто слов разделяют эти две школы, претендующие на звание основ Искусства в культурном контексте Петербурга. ПАТ- Пост-Академическая травма, такой диагноз поставили себе художницы отрефлексировав своё существование после Школ.

 

Когда-то Аня мечтала вернуться в Академию в роли преподавателя. На протяжении всего проекта она действительно помогала студентам освоить предписываемый учёбой художественный минимум — форму, анатомию, светотень, но только в роли наглядного пособия. Необходимо сделать важное замечание: в Академии натурщики являются самой стигматизированной кастой. Студенты воспринимают их как объекты для рисования, экспозиционное Нечто, идущее по сложности, а значит и значимости, после натюрмортов и драпировок. Однако сами натурщики мыслят себя сопричастными творческому процессу. «Когда-то я тоже мечтал(а) быть художником» - так часто начинают они рассказ о себе. Стать натурщицей – максимальное падение для художника в логике студентов Академии. Аня занимает эту позицию, чтобы создать ситуацию альтернативного (само)образования, начинающегося с постановки вопросов. Представление терминов происходит в рамках дозволенных безмолвному Объекту Созерцания: они написаны на обнаженном теле. Каждое слово (диагноз? цель?) на соответствующей части тела: на правой руке, той, которой выполнила все учебные задания по рисунку — самоидентификация, множится на суставах левой – документация, клеймом на лбу – аура, на лопатках, обрезанными крыльями - смерть автора, на трусах (только в дни менструации натурщицы имеют на них право) – перформанс, зашивает рот феменитив «художница». Каждое слово фотографировал кто-то из студентов, под его авторством оно появлялась в паблике VK. Мы выбрали эту соц.сеть потому, что большинство студентов предпочитают её FB, а мы хотели выстроить понятную и доброжелательную коммуникацию.

Студенты, как и положено порядочным академистам, рисовали в традициях реализма. Но не смотря на шокирующую видимость слов, написанных на обнаженном женском теле, ни в одной из конечных живописных работ их нет.

Имеет ли натурщица право голоса в Санкт-Петербуржской академии художеств?

Как преодолеть травмированность художественным образованием?

В противоборстве школ мы ставим ПАТ (позиция на шахматной доске, в которой игрок не может сделать ход, не нарушая шахматных правил).

Нам некуда «ходить», мы не атакуем, но пытаемся увидеть ситуацию вне игры-противоборства.

НЕБОЛЬШОЙ ЗАГОЛОВОК

P1011840.JPG
Комната Ани - Большой зал( )
00:00 / 02:16
СелфиАнна Белоусова
00:00 / 01:08

НЕБОЛЬШОЙ ЗАГОЛОВОК

В продолжение проекта ПАТ, я сделала серию рисунков своего тела в манере А. Иванова, чьи академические штудии женской модели служат образцами для копирования студентам художественных вузов. Для некоторых рисунков взяла позы его натурщиц. Характерная манера штриха способствует созданию иллюзии круглящейся формы и превращает тело в ландшафт. 

В ходе интервенции в Академию Художеств я сама служила моделью для художников, а мое тело - инструментом сообщения. В собственных рисунках мне важно было, что я переприсваиваю свое тело с помощью своего взгляда, который, как известно, обладает объективирующей силой.

ПолеАлена Терешко
00:00 / 04:54

НЕБОЛЬШОЙ ЗАГОЛОВОК

Работа представленная как анимация или как последовательность рисунков (примерно одна тысяча изображений), фиксирует позиции тела (стоя, сидя, лёжа), которые можно увидеть и нарисовать непосредственно без зеркала и другой оптики. Еще одним условием было то, что работа проводилась с натуры, что создавало дополнительную рамку, и позволило сам процесс сделать живым, то есть существующим во времени и в пространстве, подчиняющимся удобству тела, возможностям зрения и восприятия, определенной временной рамке. 

 

В данной работе меня интересует причастность взгляда, принадлежащего телу (исходящего из тела) к телу как вещи. Я обрисовываю свои границы, сама находясь в ситуации ограниченного видения и сложности увидеть целое, собрать все в одну точку, но также и найти эту точку, встречи с телом (его границей, контуром), точку сборки. Видео в данном случае дает почувствовать темпоральность зрителю, почувствовать момент ускользания времени и невозможности ухватить момент встречи взгляда и тела. Я собираю себя: тело - субъект и объект.

Периферийный Институт Тела( )
00:00 / 04:37

НЕБОЛЬШОЙ ЗАГОЛОВОК

Периферийный институт тела - серия занятий по свободному рисованию обнажённой и не очень натуры параллельно чтению вслух и обсуждению текстов, вмещающих в себя темы телесности, гендера, медицины, смерти и всего связанного с жизнью. Периферийный институт тела предполагает критическое переосмысление позиций художни_ц и моделей, перемещение этих ролей и смешивание друг с другом.

МолокоТата Гориан
00:00 / 01:06

НЕБОЛЬШОЙ ЗАГОЛОВОК

Работа «Молоко», разлитая на пианино в «Егорке», — это симбиоз нескольких моих проектов, вросших друг в друга разными медийными фактурами. Один из них — «Молочный бар Avent», перформанс, который я делала два года назад. Поиск грудного молока для него стал причиной событий, описанных в небольшом рассказе, который лежит на пианино. В таком исполнении перформанс проигрывается только                       в воображении читающего. 

 

Кусок другого проекта — фотография из серии телесных расширителей для межвидовых актов. Здесь        я работаю с альтернативными сценариями. А что если можно подпитывать деревья своим молоком или вообще совершить трансвидовой переход и стать камнем? 

 

Объединяясь в одну работу, два проекта делают пианино невозможным для игры — инструментом, освобожденным от предопределенной функции. Свою практику я конструирую схожим образом — как отдельный автофикшн-проект и художественный жест. Перепридуманным инструментом становится не только моё физическое, но и социальное тело. Каждое повседневное событие превращается в молоко для проектов.

Завершающее( )
00:00 / 00:22